Jainworld
Jain World
Sub-Categories of ИСТОРИЯ ДЖАЙНИЗМА
Введение.
Источники.
Легендарная история.
Жизнь Паршвы.
Жизнь Махавиры.
  Джайнская община после Махавиры.
  Распространение джайнизма: ранний период.
  Расколы.
  История дигамбаров.
   Япания.
  Шветамбары.
  Эпилог.
  каноническая литература шветамбаров.
  каноническая литература дигамбаров.
  тиртханкары
  стхавиравали Кальпа-сутры.ch16.asp
  стхавиравали Нанди-сутры.
  паттавали согласно традиции Брихат-кхаратарагаччхи.
  паттавали дигамбаров.


Ашим Кумар Рой. 

ИСТОРИЯ ДЖАЙНИЗМА.  

ЭПИЛОГ. ДЖАЙНЫ СЕГОДНЯ.         

Как мы видели, одна из двух главных ветвей джайнизма � шветамбары, сосредоточена главным образом в западной Индии, т.е. в Гуджарате и Раджастхане. А оттуда они распространились в связи со своими коммерческими делами по всей стране. Дигамбары, с другой стороны, подразделяются на две отчётливо различные географические группы. Все джайны южной Индии принадлежат к дигамбарам. В профессиональном отношении они по большей части ремесленники и фермеры, а не бизнесмены. Они представляют собой тесно связанные общины, религиозная и общественная жизнь которых контролируется бхаттараками. Они не поддекрживают никаких социальных контактов с североиндийскими дигамбарами, которые, в свою очередь, вряд ли имеют какое-то представление о самом факте их существования, за исключением, возможно, тех случаев, когда встречают их во время паломничеств на юг. В образовательном плане дигамбары южной Индии тоже не особо  продвинуты. Большинство джайнских авторов, пишущих о своей религии, просто игнорируют их. Их вспоминают только в тех случаях, когда речь идёт о былой славе южноиндийского джайнизма. Что касается дигамбаров северной Индии, то они рассеяны малыми группами в восточной части Раджастхана, Харьяне, Уттар-Прадеш и Бихаре.            

Говоря о джайнах в наши дни, необходимо отметить, что во всей общине ощущается страх потери в великом океане индуизма. Этот страх, видимо, недавнего происхождения: в любом случае, ему не более 50 лет. Прежде, да и сейчас среди богатых, были обычным делом смешанные браки между шветамбарами секты агравали и не-джайнами той же касты, при которых жена переходила в религию мужа. Термином �индуисты� они не пользуются, называя агравали не-джайнской веры вайшнавами. Среди раджастханских осавали та же самая ситуация: одни считают себя джайнами, а другие � вайшнавами. Положение вещей, однако, меняется: смешанные браки между джайнами и не-джайнами сейчас не одобряются руководителями джайнского сообщества. �Сейчас наблюдается растущая тенденция к искоренению всякого не-джайнского элемента из джайнского сообщества. В результате этого многие джайны прекратили вступать в брачные отношения с индуистами�[1].               

Можно отметить одно интересное различие между индуизмом и джайнизмом. Индуисты не имеют никакого религиозного кредо, но зато имеют большое количество литературы по социальным вопросам и гражданскому праву, которая называется дхармашастрами. Джайны, с другой стороны, имеют кодекс религиозного поведения, суммируемый в виде пяти обетов, но не имеют никаких древних законодательных текстов. Так, например, в индуистской среде брак считается религиозным делом, тогда как для джайнов это более или менее контракт. �Джайнская религия не предписывает вступление в брак с целью возвышения души. Брак никоим образом не связан с последующей жизнью. А когда не треуется совершать никаких подношений праотцам, вопрос, связанный с выполнением обязанностей по отношению к ушедшим предкам, не встаёт. Джайнские писания не устанавливают никаких разработанных правил, регулирующих брак�[2]. Более поздние джайнские религиозные книги, такие, как Ади-пурана и Триварникачара обычно цитируют соответствующие индуистские правила. Например, такие книги упоминают те же самые восемь форм брака, какие упоминаются и в Манусмрити. Джайны также позволяют повторные браки вдов и цитируют в этой связи ту же самую шлоку из Парашара-смрити, на основании которой Ишвара Чандра Видьясагар смог ввести в действие закон о праве индуистских вдов на повторный брак. Натхурам Преми говорит, что джайнская работа Дхармапарикша (11 в.) поддерживает мнение, что слово �патау�, встречающееся в той шлоке, значит �законный муж�, хотя грамматически точная форма этого слова должна быть �патьяу�[3]. Но в любом случе повторные браки вдов среди джайнов соответствуют региональным и кастовым обычаям. Это нормально на юге, тогда как на севере общественное мнение не склонно одобрять такую практику. В случаях экзогамии джайны следуют тем же правилам, что и их индуистские соседи. Например, в Карнатаке вполне обычным делом являются браки между двоюродными братьями и сёстрами, и даже между дядями и племянницами по материнской линии, тогда как на севере джайны пропускают то же самое число поколений, что и индуисты, а также соблюдают те же самые брачные церемонии. Так, брачная церемония считается завершённой, как только выполняется саптапади[4] или подобный ритуал.            

Между индуистами и джайнами существует большая разница в их отношении к аскетам. Индуистский аскет полностью находится вне общества. Теоретически, между ним и мирским обществом не может быть никаких отношений, за исключением, конечно, того случая, когда он достигает богоподобного состояния. Среди джайнов ситуация иная: джайнский аскет всю жизнь поддерживает отношения с мирянами, а те, в свою очередь, считают его религиозным учителем. Миряне не только снабжают его пищей и крышей над головой, но и постоянно наблюдают за его поведением. Никакие нарушения аскетических обетов не прощаются. Например, Джинавардхана, который был главой шветамбарской Кхаратарагаччхи, лишился титула �сури� за нарушение четвёртого обета[5]. Таким образом, поскольку джайнскому монаху, с одной стороны, нет нужды заботиться о пропитании, а с другой он не может уйти от внимательных глаз общества, то всё, что ему остаётся делать, это проводить время в чтении и написании книг. По этой причине в течение многих столетий среди джайнских монахов было огромное количество писателей, а количество созданных ими работ � безмерно. Но, к сожалению, их качество, за исключением лишь немногих случаев, несоразмерно количеству. Со времён Махавиры джайнская религиозная философия пребывает в почти что замороженном состоянии, так что там почти не остаётся места для умственных спекуляций. Позднейшие философские работы, написанные джайнским монахами, сухи. Кроме того, они составили много работ по джайнской мифологии, но поскольку они обязаны избегать всего, что хотя бы отдалённо напоминает чувственную любовь, поэтическая ценность этих работ невелика. Почти вся индийская литература средневекового периода связана с преданностью Богу (бхакти). Здесь джайны были в невыгодном положении, поскольку в джайнской религии нет места такому пылу.            

Хотя их труды и не представляют собой большой литературной ценности, та наполненная учёбой жизнь, которую ведут джайнские монахи, подразумевает необходимость библиотек. По этой причине собрания книг (грантха бхандара) существуют в любом месте, где проживает более-менее значительное число джайнских семей. Д-р К.Ч. Касливал насчитал 100 таких собраний в одном только Раджастхане. Эти собрания содержат не только джайнскую религиозную литературу, но и массу мирских книг (произведения Калидасы, например), а иногда и книги по музыке.            

Важным вкладом джайенов в индийскую культуру являются бесчисленные прекрасные храмы, построенные ими по всей стране. Некоторые из них, расположенные в отдалённых местах, избежали разрушений со стороны врагов идолопоклонения. Но именно вследствие этого самого факта некоторые из них не очень хорошо известны даже сегодня. В качестве примеров можно упомянуть храмы в Ранакапуре (округ Пали, Раджастхан) и 31 храм в Деогархе (Лалитпур Техсил в округе Джханси). Во втором из них имеется более тысячи статуй джин, одна из которых описыватся как �один из величайших шедевров, когда-либо созданных индийской душой�[6].           

С древних времён джайнские торговцы славились своим богатством. Нельзя сказать, что каждый из них был богат, но интересным фактом является то, что те семьи, котрые были самыми богатыми в своих городах и за это получили от Моголов титул �нагара-сетх�[7], остаются богатыми и по сей день. Вот только два примера: Сетх Кус-Турбхай, нагара-сетх Ахмедабада, и Дживарадж Валчанд Ганди, нагара-сетх Шолапура[8]. Многие джайны хорошо использовали своё богатство: в области строительства больниц, школ, колледжей, дхармашал[9] и прочих подобных учреждений вклад джайнов непропорционально превышает вклад остальной части населения Индии.


[1] В.А. Сангави, Джайнское сообщество: социальный обзор.

[2] Там же.

[3] Н.Р. Преми, Джайн сахитья аур итихаса.

[4] Свадебный ритуал, при котором жених и невеста семь раз обходят вокруг жертвенного огня. (Г.Г.)

[5] Т.е. обета безбрачия. (Г.Г.) См. также Приложение 6.

[6] Клаус Брунн, Статуи джин из Деогарха.

[7] Сетх: уважительное обращение к крупным торговцам, ростовщикам. (Г.Г.)

[8] В.А. Сангави, Джайнское сообщество: социальный обзор.

[9] Религиозная школа (также патхшала). (Г.Г.)