ИГРА 8.

КАК СУКЕТУ ОТУЧИЛСЯ НАДУВАТЬ ГУБЫ.

 

 

Маниш: Пойдём, поиграем в бейсбол. День отличный!

Сукету: Я слишком занят, чтобы ходить куда-то.

Маниш: По тебе не видно.

Сукету: Я в самом деле занят. Я дуюсь на мать!

Маниш: Ну, это детские занятия. Только дети надувают губы.

Сукету: Я на неё разозлился. Вот буду сидеть здесь и надувать губы, пока она не даст денег, чтобы купить конфет. Я полагаю, если я продолжу так делать, она передумает.

Маниш: А дантист сказа твоей матери, что не надо давать тебе так много конфет, и она просто делает то, что ей рекомендовали.

Сукету: И ты помолчать не можешь! Ты говоришь прямо как моя мать. Мне просто нравится надувать губы: это срабатывает всякий раз, когда я чего-то хочу.

Маниш: Я бы счёл глупостью сидеть здесь и надувать губы. Ты здесь без толку сидишь на жаре вместо того, чтобы играть со мной в бейсбол.

Сукету: Подожди, сам всё увидишь. Я знаю, что делаю.

(Маниш уходит.)

(2 часа спустя.)

Маниш: Сукету, ты всё ещё надуваешь губы? Сейчас ещё жарче. По-моему, ты скоро получишь тепловой удар. Ты уже весь покраснел.

Сукету: Да. Я ждал 2 часа, но так пока ничего и не дождался.

Маниш: А про обед-то ты не забыл? Ты не голоден?

Сукету: Я слишком занят надуванием губ, поэтому не ел ничего. Я только надувал губы.

Маниш: тебе, кстати, надо было быть на тренировке. Тренер водил нас на обед в Макдональдс. Лучше бы ты пошёл с нами. Я там взял печенье и веггибургер.

Сукету: В самом деле?

Маниш Ты в самом деле упустил хороший обед!

Сукету: Ну, и брал ли ты сливочное мороженое с клубникой?

Маниш: Нет.

Сукету: Отлично!

Маниш: Сливочное мороженое я брал, но клубника меня не интересовала.

Сукету: Большие жирные пирожные! Что-то вкусное я сегодня упустил!

Маниш: Это точно. Сегодня ты остался с красным носом и булькающим желудком.

Сукету: Желудок у меня не булькает. Ты что, оттуда слышишь эти звуки?

(Слышится шум.)

Маниш: Что значит этот шум?

Сукету: Я здесь именно для того. Это мой отец. Он только что пришёл с работы. Ради этого я и сидел здесь целый день, надувая губы. Мать, похоже, рассказала ему всё.

Маниш: Ну, сейчас ты получишь не только обожженный нос, булькающий желудок и шумящего отца. Сейчас будет нечто большее!

Сукету: О чём ты говоришь, Маниш?

(Сам трясётся.)

Маниш: Сейчас ты окажешься в довольно затруднительном положении. Я полагаю, ты усвоил урок.

Сукету: Да, нет пользы в надувании губ. Это больше не дейстует!

Маниш: Это должно быть достаточным уроком. Твой отец явно недоволен. Ладно, я побегу отсюда. У меня нет желания участвовать в этом.

Сукету: Отец бушует, поскольку я повёл себя дурно. После того, как он потолкует со мной, мне будет плохо!

(Раздаётся голос отца.)

Отец: Сукету, а ну сюда немедленно! Надо с тобой потолковать кое о чём. 

Сукету (про себя): Почему мне пришлось усвоить этот урок столь неприятным образом?

Отец: Сукету!

Сукету (про себя): Слушай, что он говорит. Надувание губ больше не действует. Это мне придётся запомнить. Вместо этого лучше будет слушать родителей, и делать это как можно скорее.