Jainworld
Jain World
Sub-Categories of JWRussain Senior Level
ДУША И ТЕЛО
СТРАСТИ
ИНСТИНКТЫ
ОМРАЧАЮЩАЯ КАРМА
НЕОМРАЧАЮЩАЯ КАРМА
ПРИТОК КАРМЫ
ОСТАНОВКА ПРИТОКА КАРМЫ
ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ КАРМЫ
ПОВЕДЕНИЕ
ПРАКТИКА НЕНАСИЛИЯ
ВЕГЕТАРИАНСТВО И ДЖАЙНИЗМ
МОЛИТВА И МЕДИТАЦИЯ
РИТУАЛЫ И ПРАЗДНИКИ
ПРАТИКРАМАНА
САЛЛЕКХАНА
  АНЕКАНТАВАДА
  ДУХОВНЫЙ ПРОГРЕСС
  ГУНАСТХАНЫ
  КТО МОЖЕТ СТАТЬ СИДДХОЙ?
  ПАЛОМНИЧЕСТВО И СВЯТЫЕ МЕСТА
  ЯКШИ И ЯКШИНИ
  ДРЕВНОСТЬ ДЖАЙНИЗМА
  ВВЕДЕНИЕ В ТАТТВАРТХА-СУТРУ
  ВВЕДЕНИЕ В УТТАРАДХЬЯЯНА-СУТРУ


Уроки для старших (22)

ДРЕВНОСТЬ ДЖАЙНИЗМА

История древней Индии свидетельствует о существовании в этом регионе трёх основных религий: брахманизма, буддизма и джайнизма (ниргрантхи). Позднейшие исследования и раскопки в Мохенджо-Даро и Хараппе показали, что джайнизм существовал уже в те времена, т.е. около 5000 лет назад, хотя сами джайны верят в вечность своей религии.

 В утверждениях джайнов о том, что их религия восходит к очень глубокой древности, должна быть доля истины, и открытие нескольких великих городов каменного века в долине Инда, относящихся к третьему и, возможно, даже к четвёртому тысячелетию до Р.Х., проливает определённый свет на эту доарийскую, так называемую дравидийскую древность1.

 Претензии на вечность.

Вполне естественно, что все религии помещают свой источник в глубокой древности, и джайнизм в этом смысле не составляет исключения. Традиция и легенды утверждают, что джайнизм существовал от вечности. В каждом полуцикле времени появляются 24 тиртханкара, вновь и вновь восстанавливающих религию. Джайны подразделяют цикл времени на две равные половины: восходящую Утсарпини, и нисходящую Авасарпини. В период Утсарпини нравственный уровень и материальное благоденствие людей постепенно улучшаются, тогда как в период Авасарпани ситуация диаметрально противоположна: и нравственный уровень, и физическое состояние людей постепенно приходят в упадок. Каждый из этих полуциклов подразделяется на шесть ар (эр), продолжительность которых варьирует от 22000 до десятков миллионов лет. Такие цикли времени повторяются вечно и в течение каждого из них определённое число таких же, как мы, человеческих существ, достигает уровня тиртханкары (джины). Практикуя вечные принципы джайнизма, они   достигают всеведения (кевала-джняна), после чего проповедуют своим последователям то же самое учение.

 Доарийские корни.

Почти все учёные сходятся во мнении, что корни джайнизма доарийские. Как отметил д-р А.Н. Упадхье: Истоки джайнизма восходят к доисторическим временам. Их необходимо искать в плодородной долине Ганга, где в далёком прошлом, ещё до прихода туда арийцев, принесших с собой жреческую религию, процветало это сообщество отшельников, подчёркивавших важность индивидуальных усилий, нравственного кодекса и аскетизма, как средств достижения религиозной Summum Bonum (сумма всего).2

 В точно таком же ключе пишет и Джозеф Кэмпбелл: Санкхья и йога представляют собой позднейшую разработку принципов, сохранившихся в джайнизме. Таким образом, все они являются теорией и практикой одной и той же философии.3

 Другие учёные, в частности, Бюлер4, Якоби, Форлонг, Хорнелл, Сукхаладжи, Видьяланкара, ачарья Тулси, проф. Панде и другие, полагают, что джайнизм является одной из самых ранних религиозных систем, господствовавших среди неарийского населения Индии времён цивилизаций долины Инда.

 Содержащийся в Маджджхима-никае рассказ Будды о его аскетической жизни и её предписаниях находится в полном согласии с кодексом поведения джайнских монахов. Так, Будда говорит: Насколько же далеко, Шарипутра, я зашёл в своей аскезе? Я ходил без одежды. Я слизывал пищу с рук. Я не принимал никакой пищи, принесённой или предназначенной специально для меня. Я не принимал никаких приглашений на обеды.

Рис Дэвидс как-то заметил, что Будда встретил обеих своих учителей: Алару и Уддаку в Вайшали и начал свою религиозную жизнь в качестве джайнского аскета.

 В Саманнапхала-сутре из Дигха-никаи упоминаются четыре обета Паршванатхи, жившего за 250 лет до Махавиры. Аттакатха из Ангуттара-никаи упоминает некоего Боппа Шакью из Капилавасту, который был дядей Будды и следовал вере ниргрантхов, т.е. джайнов.5

 Критический и сравнительный анализ пролил новый свет и на некоторые термины, такие, как асрава, самвара и т.п., используемые в джайнизме в прямом смысле, а в буддийской литературе в образном. На этом основании д-р Г. Якоби сделал вывод о том, что джайнизм намного старше буддизма и, поэтому, было бы в высшей степени некорректно считать его отпрыском последнего.

 Ряд историков считает, что джайнизм, несомненно, существовал задолго до возникновения буддизма, но представлял собой протестантское движение, сформировавшееся как реакция на ведический культ. Однако более компетентные исследователи опровергают такую точку зрения, как не имеющую под собой никаких оснований. Уважаемые всеми и вполне достоверные священные писания индуизма говорят об очень древнем происхождении джайнской мысли. Так, самая древняя из священных книг индуизма Риг-веда, упоминает основателя джайнизма Ришабхадеву. Кроме того, она говорит о Вамане, который был 15-м из 24 аватаров Вишну. Имя Ришабхи стоит в этом списке под девятым номером, т.е. ранее таких воплощений Вишну, как Вамана, Рама, Кришна и Будда. Этот факт однозначно свидетельствует о том, что Ришабха жил задолго до составления Риг-веды. Великий учёный д-р С. Радхакришнан, бывший президент Индии, замечает в своей Индийской философии: Джайнская традиция приписывает основание своей системы Ришабхадеве, первому тиртханкаре. Нет никаких сомнений в том, что джайнизм существовал ранее времён Вардхаманы и Паршванатхи. Так, Яджур-веда, упоминает имена трёх тиртханкаров: Ришабхи, Аджитанатхи и Ариштанеми. Бхагавата-пурана также подтверждает мнение о том, что Ришабхадева был основателем джайнизма.

 Результаты раскопок в Мохенджо-Даро и Хараппе показывают, что джайнизм существовал 5000 лет назад, поскольку изображения стоящих божеств на печатях, найденных в долине Инда, напоминают образы Ришабхи, обнаруженные в Матхуре. Эти характеризующиеся чувством отречения стоячие фигуры с печатей долины Инда, с быком на переднем плане, могли стать прототипом изображений Ришабхи. Кроме того, поэт Джинасена в своей Махапуране называет Ришабху Йогешварой (Владыкой йогинов). Итак, материалы раскопок в долине Инда ясно свидетельствуют о том, что основатель джайнизма принадлежал к доведическому периоду. Находящаяся в музее Патны обнажённая джайнская статуя из Лоханипура, датируемая 320 г. до Р.Х., может служить доказательством вышеприведённого мнения поэта.

 Исследования известного джайнского учёного, проф. А. Чакраварти дали нам бесценный материал, доказывающий весьма древнее происхождение джайнской мысли. Когда арийские племена вторглись в Индию, населявшие этот регион дравиды оказывали им упорное сопротивление. Авторы гимнов Риг-веды арийские риши, считали дравидов врагами и награждали их отнюдь не лестными эпитетами. Обычно они назывались дасью, а  арийский бог Индра получил титул Дасьюсхатья, т.е. Убийца дасью. Эти враги определялись как аяджвана: не совершающие жертвоприношений; акрамана; без ритуалов; адевая: безразличные к богам; аньяврата: следующие странным предписаниям и девапия: хулящие богов. Они описывались как чернокожие и курносые. Можно вспомнить в этой связи и другой эпитет: мридхравача: невразумительная речь. Восточные учёные придерживаются мнения и, вполне вероятно, что таковое соответствует действительности, что эти расы дасью, противостоявшие арийцам, были дравидами, населявшими эту страну на момент арийского вторжения. Они также назывались шишнадева, поскольку поклонялись обнажённой фигуре человека.

 Критический анализ некоторых ведических гимнов показывает, что, по всей вероятности, в доведический период существовало какое-то специфическое течение мысли, оказавшее своё влияние на Веды. Так, д-р Мангалдев говорит: Джайнская философия могла быть одной из ветвей доведического течения мысли. Некоторые джайнские термины: такие, как пудгала (материя) подтверждают такое предположение.

 Достаточно лишь мельком взглянуть на славное прошлое джайнизма, чтобы убедиться в том, что учение Ришабхи и последующих тиртханкаров оказало влияние на всю мировую культуру. Во время своего похода в Индию Александр Македонский встретился в Таксиле с группой обнажённых джайнских святых, которых греческие писатели назвали гимнософистами. Ессеи, последователи мистического течения в иудаизме, испытали на себе влияние этих гимнософистов, проповедовавших своё учение об ахимсе людям Александра в Египте. Исторические документы свидетельствуют, что джайнская мысль оказала своё влияние и на греков: так, Александр привёз с собой из Индии джайнского святого по имени Каланес.

 Следует особо отметить, что израильские ессеи были аскетами, соблюдавшими ахимсу. Их влияние на народ было огромно. В частности, Иоанн Креститель был аскетом, принадлежавшим к этой школе. Иисус Христос испытал влияние следовавшей принципам ненасилия группы Иоанна Крестителя и других ессейских учителей. Джайнское учение отразилось и на философии Пифагора, жившего в 6 в. до Р.Х. и также придерживавшегося принципов ненасилия. Кстати, как раз именно в указанный период жил и проповедовал  тиртханкара Махавира, которого несведущие люди считали основателем джайнизма. Вполне возможно, что учение Махавиры достигло весьма далёких от Индии стран.

 Э.Т. Белл в своей книге Магия чисел приводит довольно-таки интересную историю о Пифагоре. Как-то раз философ, увидев некоего человека, бившего палкой своего пса, вскричал: Прекрати бить собаку! В его стонах я узнаю голос друга Вот точно за такой же грех, который ты совершаешь сейчас, он стал псом жестокого хозяина. Но в следующий раз колесо рождения может сделать его твоим хозяином, а тебя собакой. Да будет он более милостив к тебе, чем ты к нему! Лишь так он сможет избежать колеса Во имя Аполлона, мой отец, прекрати это или я буду вынужден наложить на тебя десятичленное проклятие.

Отзвук джайнизма в этой истории очевиден.

 Процесс синтеза.

Очевидно, что с наступлением эпохи Упанишад (около 8 в. до Р.Х. и позже), начался процесс синтеза неарийской шраманической и арийской ведической философий. Социальное, экономическое и политическое взаимодействие между арийскими поселенцами и их более продвинутыми неарийскими соседями обогатило знания первых и они начали интерпретировать свои Веды в стиле этого нового знания. Здесь нам необходимо вспомнить периодизацию истории древней Индии, поскольку это поможет лучше понять долгий процесс интеграции неарийской и арийской культур. Говоря упрощённо, период между 3500 и 1500 годами до Р.Х. считается эпохой неарийских цивилизаций долины Инда. На Ближнем Востоке в указанный период процветали шумерская и аккадская цивилизации (они, кстати, тоже возникли в речных долинах), а на Крите Минойская культура. За указанный период, покрывающий более чем 2000 лет, цивилизации долины Инда распространились по всей северной и западной Индии, вплоть до Саураштры в Гуджарате.6

 Арийское вторжение в Индию, датируемое примерно 1500 г. до Р.Х., практически совпадает с эллинским завоеванием Греции. Они, по-видимому, принесли с собой некоторые части Риг-веды и прочих Вед. Период, покрывающий около 700 лет: с 1500 по 800 г. до Р.Х., можно назвать ведическим, а сменивший его брахманическим. Священные тексты, относимые к категории брахман, расширили правила и детали использования мантр или гимнов при выполнении различных ритуалов. Жреческий класс получил эксклюзивное право на осуществление ритуалов, а заодно и господствующее положение в обществе. К этому моменту арийцы окончательно осели на новой родине, полностью подчинив коренное население. Неарийцы были включены в арийскую социальную структуру как дасью (рабочий класс) и, фактически, стали гражданами второго сорта. Однако арийцы обладали потрясающей способностью к ассимиляции всего нового. Они не приняли многие элементы неарийской культуры и философии, но и обогатили последнюю собственными идеями. Они поняли, что по ту сторону этого мирского бытия и этой жизни существует нечто иное. Однако для достижения этого нечто умилостивление богов жертвоприношениями, в том числе и живых существ, было совершенно неподходящим методом. Ознакомившись с неарийскими учениями об аскетизме, ненасилии, карме и душе, они поняли, что цели их поиска того самого нечто, можно достичь лишь на базе этих теорий. Это становится вполне очевидным из того отрывка в Чхандогья-упанишад, где риши Аруни объясняет сыну открытый им секрет подлинной природы Я, узнать который он не смог за всё время своего обучения Ведам. Начикета из Катха-упанишад с целью познания природы Атмана идёт к Яме и задаёт ему такой вопрос: Когда человек умирает, существует ли он или нет? Таким образом, напрашивается вывод о том, что в пост-брахманический период в Индии наблюдалось бурное брожение умов, в результате которого риши Упанишад начали подвергать сомнению пользу ведических жертвоприношений и обратили свои умы к шраманическим традициям древней Индии. Это направление мысли зародилось задолго до эпохи Упанишад, однако набрало силу лишь в указанный период. Паршванатха, двадцать третий тиртханкара джайнов, ныне признаваемый историческим лицом, жил и проповедовал где-то между 872 и 772 годами до Р.Х., т.е. как раз в тот момент, когда начинался рассвет мысли Упанишад. Как и его преемник Махавира, Паршва обладал немалыми организаторскими способностями. Он основал шраманический орден и проповедовал Чатуръяма-дхарму, или Учение четырёх принципов: ненасилия (ахимса), правдивости (сатья), воздержания от присвоения чужого (астея) и нестяжательства (апариграха). Его шраманические учения оказали огромное влияние на мысль того времени. Ну а с приходом Махавиры (527 г. до Р.Х.) настало время для окончательной и решительной атаки на жреческую брахманическую культуру с её кровавыми жертвоприношениями. Махавира и Будда начали бескомпромиссную борьбу с социальным и культурным злом, господствовавшим в те времена. Эта борьба продолжалась с неослабевающей интенсивностью вплоть до 8 в. от Р.Х., когда великий индуистский философ Шанкара соединил шраманические идеи буддизма с его блестящим толкованием Веданты. Ведическая культура практически угасла. Ну а в наше время шраманические идеи о ненасилии, карме и душе настолько переплетены с ведической культурой, что невозможно обнаружить какие-либо различия в отношении джайнов и индуистов к проблемам жизни, индивидуума или общества. Образ жизни обеих групп настолько сходен, что если человек сам не скажет вам, что он джайн, вы не сможете по его поведению определить, что его вера не индуистская. ..

1 Prof. Zimmer: Myths and symbols in India Art and Civilization.

2 See: A Cultural Histiry of India, Clarendon Press, Oxford, p.100.

3 Prof. Zimmer: Philosophies of India, ed. J. Campbell, see editorial, p.60.

4 Prof. Buhler: Indian Sect of Jainism.

5 Diwakar S.C., Glimpse of Jainism, published by Shri Bharatvarshiya Digambar Jain Mahasabha.

6 Mehta T.U., The Path of Arhat. A religious democracy, published by Parshvanath Sodhapitha.