ШАЛИБХАДРА

 

В маленькой деревне жила бедная вдова, в одиночестве воспитывавшая сына. Однажды, когда в деревне был какой-то религиозный праздник, все дети, включая и этого мальчика, ушли поиграть. Закончив свои игры, все начали есть кхир (сладкий рис, сваренный на молоке), принесённый ими с собой. Однако у бедного мальчика не было кхира и он, прибежав домой, попросил мать приготовить ему это блюдо. Та ответила, что ей не на что купить рис и молоко, и предложила ему поесть того, что она приготовила. Тогда он начал плакать и требовать кхира. Мать, не выдержав этого, пошла к соседям, взяла в долг риса, молока и сахара и приготовила кхир. Затем, перелив его в тарелку, она пошла за водой. Мальчик уже собрался есть, но вдруг он услышал слова: Дхарма лабха! (форма приветствия, обычно используемая джайнскими монахами). Выглянув, он увидел, что к его двери в поисках подаяния подошёл монах. Мальчик, хотя и был голоден, без каких-либо колебаний пригласил монаха в дом и предложил ему свой кхир. Он перелил всю еду из своей тарелки в чашу для подаяний и был счастлив тем, что ему представилась возможность накормить монаха, даже несмотря на то, что сам он остался голодным. Его благое намерение создало мощную положительную карму, благодаря которой в следующей жизни он родился Шалибхадрой.

Матерью Шалибхадры была Бхадра Шетхани, а отцом Гобхадра Шетх. Его отец отрёкся от мира и принял монашество, когда Шалибхадра был ещё ребёнком. Эта семья была сказочно богатой и он жил почти как на небесах. Люди говорили, что даже небожители завидовали роскоши этого семейства. У Шалибхадры было 32 прекрасных жены, а его мать никогда не позволяла ему выйти из дворца, поскольку опасалась, что он пойдёт по стопам отца и станет монахом.

Как-то раз в город пришли купцы из Непала, надеясь продать там очень дорогие шали. Они пришли к царю Шренике, однако тот сказал, что не может позволить себе пустить деньги своих подданных на столь дорогие вещи. Купцы вернулись с царского двора крайне разочарованными, поскольку они сильно надеялись продать свои шали именно в этом городе. Когда слух об этом дошёл до Бхадры Шетхани, она послала слуг за купцами. Те пришли, хотя и без большой охоты, поскольку они думали, что если сам царь отказался купить такой дорогой товар, то вряд ли это сможет сделать кто-либо другой. Бхадра Шетхани спросила их: Что вы можете предложить? Шестнадцать шалей, ответили купцы. Только шестнадцать? А мне нужно тридцать две, поскольку у меня тридцать две невестки. Те подумали, что она шутит, а на самом деле не собирается покупать ничего вообще. Однако Бхадра Шетхани сказала: Что вы ждёте? Достаньте их. Купцы достали свои шали и были немало удивлены, когда хозяйка дома тут же купила все шестнадцать. Но ещё больше они удивились, когда Бхадра Шетхани прямо у них на глазах разрезала эти невероятно дорогие шали надвое и раздала своим невесткам вытирать ноги. Купцы были в замешательстве, однако ушли из этого дома вполне довольными. А невестки, использовав шали всего лишь раз, выкинули их.

Одна из служанок дворца Шалибхадры, глубоко почитавшая царицу, решила показать ей один их этих кусков. Царицу такое поведение смутило, но она была довольна тем, что в её городе живут столь богатые люди. Она рассказала царю Шренике о том, что произошло. Тот, гордый тем, что такие богатые люди поддерживают славу его государства, решил пригласить Шалибхадру к себе во дворец, чтобы воздать ему почести. Когда об этом узнала Бхадра Шетхани, она сама пришла к царю и, под тем предлогом, что её сын слишком застенчив, пригласила царя посетить их дворец и там оказать почести Шалибхадре. Царь Шреника принял предложение. Прибыв во дворец Шалибхадры, он тут же понял, что его собственная резиденция ни в какое сравнение не идёт с этими хоромами. Бхадра Шетхани, предложив царю подобающее место, велела Шалибхадре спуститься вниз и предстать перед ним. Шалибхадра, ничего не знавший ни о царе, ни о его царстве, решил, что мать предлагает ему купить что-то и сказал: Я не хочу ни на что смотреть. Я покупаю это. Но мать ответила: Не нужно ничего покупать. Он наш царь, наш повелитель. Ты должен спуститься вниз и приветствовать его. Шалибхадра был раздражён при слове повелитель. Он подумал: А на каком, собственно, основании, надо мной должен быть какой-то повелитель? Я сам должен быть повелителем над самим собой! С такими мыслями он спустился вниз и оказал царю положенные почести, но, будучи неспособным долго оставаться в такой компании, вернулся к себе.

Вернувшись, он продолжил размышлять в прежнем русле: итак, он несвободен, поскольку над ним стоит кто-то другой. Вспомнив своего отца, ставшего монахом, он задумался о смысле жизни. В конце концов он решил не медля ни секунды принять монашество и поставил семью в известность о таком решении. Мать и жёны попытались убедить Шалибхадру провести с ними немного времени, но он был непреклонен в своём решении отречься от мира. Уступил он только в одном: вместо того, чтобы оставить всех жён разом, он решил отказываться от них по одной в день и незамедлительно приступил к этому процессу.

Прошло несколько дней. Субхадра, сестра Шалибхадры, мыла своего мужа Дханну и внезапно из её глаз покатились слёзы. Дханна, заметив это, спросил жену, в чём дело. Та объяснила, что её брат решил принять монашество и, в связи с этим, начал отказываться от своих жён по одной в день. Такая новость рассмешила Дханну и он сказал Субхадре: Твой брат просто трус. Если он вправду желает отказаться от своих жён, то почему он медлит? Субхадра, огорчённая услышанным, скала мужу: Сказать это намного легче, чем сделать. Такое замечание пробудило в уме Дханны искру осознанности и он ответил: Я отказываюсь от вас восьмерых прямо сейчас и ухожу в монахи. Для Субхадры это было неожиданностью и она подумала, что он, скорее всего, шутит. Но Дханна сказал: Шутить слишком поздно. Всё: я решил принять монашество. Если вы все пожелаете присоединиться ко мне пожалуйста. Видя решимость Дханны, Субхадра и прочие из восьми его жён, решили стать монахинями.

Затем Дханна, придя к Шалибхадре, обратился к нему с такими словами: Если ты действительно хочешь оставить свою семью и стать монахом, то почему ты медлишь? Присоединяйся ко мне.

Шалибхадра принял предложение. Сказав своим жёнам: Извините, я ухожу прямо сейчас, он немедленно присоединился к Дханне. Все их жёны, в свою очередь, присоединились ним. Придя к тиртханкаре Махавире, они приняли дикшу.

Благодаря суровым монашеским аскезам Шалибхадра переродился небожителем, а по завершении своей жизни там человеком в области Махавидеха-кшетра, где он и достиг окончательного освобождения.