ВАДЖРАКУМАРА

 

В городе Тумбиване жил богатый брахман по имени Дханагири. У него была прекрасная жена по имени Сунанда. Вся их жизнь была полна счастья и радости. Позднее, когда Сунанда забеременела, она увидела чудесный сон и пересказала мужу, который был специалистом по толкованию снов, его содержание. Тот пояснил, что ей предстоит родить очень красивого ребёнка.

 Некоторое время спустя в город прибыл ачарья Синхагири. Дханагири и его жена регулярно ходили слушать его проповеди. Они разбудили дремавшую душу брахмана и он потерял интерес к богатству, семье и прочим мирским делам. В конце концов он решил принять монашество, о чём поставил в известность свою жену. Такое решение было для неё неожиданностью и она попыталась убедить мужа остаться и наслаждаться совместной жизнью. Кроме того, она сказала, что, поскольку вскоре должен родиться ребёнок, ему не следует уходить из дома. Дханагири, однако, оставался непреклонным. Впрочем, Сунанда, происходила из верующей семьи и сама обладала глубоким пониманием религии, так что у неё было достаточно сил, чтобы смириться с решением мужа и позволить ему принять монашество. В конце концов, её утешал тот факт, что она была женой добродетельного человека.

 Когда пришло время, Сунанда родила очень красивого мальчика. С его лица никогда не исчезала улыбка. Нравился он всем без исключения. Сунанда отпраздновала его рождение. Она была рада тому, что с этого момента у неё была хоть какая-то компания, но она не знал, что это счастье будет длиться недолго. Как-то раз её навестили соседки и завели разговор о её муже. Одна из них сказа: Если бы Дханагири не принял дикшу, он бы отметил рождение сына с ещё большей пышностью, чем Сунанда. А ребёнок, хотя и был ещё совсем маленьким, услышав слово дикша, начал размышлять. Ему показалось, что он когда-то уже слышал это слово. Думая об этом, он внезапно вспомнил свою прошлую жизнь. Он понял, что в тот момент он уже был на правильном духовном пути. И тогда он решил, что такую уникальную возможность для дальнейшего возвышения души, которую ему предоставило рождение человеком, упускать не стоит: он должен, идя по стопам отца, стать монахом. Однако, прекрасно понимая, что мать не позволит ему уйти просто так, поскольку он был единственной её надеждой и радостью, он начал размышлять о том, как бы заставить её дать разрешение на уход в монахи.

 В конце концов он подумал, что, если мать не отпустит его добровольно, надо будет создать такую ситуацию, когда он просто надоест ей и она будет вынуждена отказаться от него. Итак, лёжа в своей люльке, он решил: Если я буду непрерывно реветь, то ей это надоест и она, может быть, избавится от меня, и заорал во всю глотку. Мать бегала туда-сюда, пыталась успокоить его самыми разными средствами, но ничего не помогало. Она носила его к врачам, но и те не могли ни понять причину плача, ни сделать что-либо. Трюк сработал: даже соседи, любившие мальчика, устали от него. В конце концов он надоел и матери и она подумала, что надо бы как-то избавиться от него. Когда ребёнку исполнилось полгода, город посетили Дханагири Муни (его отец) и ачарья Синхагири. Когда об этом узнала Сунанда, ей пришла в голову мысль отдать ребёнка отцу.

 В установленное для сбора подаяний время Дханагири Муни попросил у своего ачарьи разрешения выйти в город за милостыней. А тот сказал ему нечто странное: Дханагириджи, сегодня ты может принять даже живую вещь, если тебе  предложат таковую. Ачарья, наделённый ясновидением, уже знал, что за милостыню предстоит получить монаху Дханагири, поэтому он дал соответствующее разрешение заранее. Муни Дханагири, так и не поняв, что хочет сказать учитель, пошёл по домам в поисках подаяния. Приблизившись к  дому Сунанды, он произнёс традиционное приветствие: Дхарма лабха!  Сунанда, признав его голос, пригласила монаха войти и сказала, что рада увидеть его снова.

 Мальчик тоже слышал слова муни Дханагири: Дхарма лабха! Подумав, что это вообще уникальный случай для его трюка, он начал орать. Это разозлило мать и она сказала бывшему мужу: Ты счастлив тем, что имеешь возможность возвышать собственную душу, а я вот уже устала от ребёнка, которого ты мне дал. Он ничего не делает, а только орёт. Он не даёт мне ни минуты покоя. Прими его, чтобы в моём доме воцарился, наконец, покой. Ребёнок, слыша такие слова, был несказанно счастлив. Он надеялся, что муни примет предложение бывшей жены. Вот тут-то Дханагири и понял, что имел в виду ачарья. Он сказал бывшей жене: Сунанда, если ты действительно хочешь отдать мне его прямо сейчас, то я, конечно, приму его, но прежде, чем сделать это, тебе следует дважды подумать. Отдав ребёнка мне, ты потеряешь всякое право на него, и вернуть его не сможешь. Услышав это, ребёнок заорал ещё громче, а Сунанда сказала: Нет, я больше не хочу слышать эти вопли. Он мне так надоел, что я не хочу впредь видеть его даже поблизости. Можешь забирать его навсегда.

 Взяв сына, она передала его монаху. Мальчик же, едва оказавшись в руках муни, перестал плакать и начал улыбаться. Это удивило Сунанду, однако она не изменила своего решения отдать его отцу. Монах понёс ребёнка в упашраю (место, где останавливаются монахи). Ачарья Синхагири, видя, что Дханагири несёт что-то тяжёлое, спросил его так, как будто понятия не имел о том, что происходит: Что это такое тяжёлое ты несёшь в своих одеждах? Когда монах развернул одежды, ачарья увидел красивого улыбающегося мальчика. Поскольку тот был очень тяжёлым, ачарья дал ему имя Ваджракумара (Мальчик, тяжелый как алмаз).

 Затем ачарья Синхагири попросил одного известного и благочестивого джайнского шраваку (домохозяина) на некоторое время взять Ваджракумару на воспитание и обеспечить ему должное религиозное образование, поскольку, как предвидел Синхагири, ему предстояло стать великим ачарьей. Домохозяин принёс мальчика к себе и передал своей жене слова ачарьи. Та была глубоко религиозной женщиной и с радостью согласилась выполнить указание учителя. Она настолько полюбила мальчика, что не позволяла ему никуда ходить без своего сопровождения. Она постоянно водила его в упашраю, где останавливались садхви (монахини). Хотя ребёнок был совсем мал, он, тем не менее, выслушал и запомнил все писания, которые читали монахини. К тому моменту, когда ему исполнилось три года, он уже знал наизусть все 11 анг. Он был почтителен ко всем и каждому и говорил весьма разумно.

 Как-то раз к Сунанде пришла подруга и сказала: А ты знаешь, что твой вечно кричавший сын теперь почти не выходит из упашраи? Я ни разу не слышала, чтобы он плакал. Он такой прелестный и очаровательный! Сунанда попыталась проигнорировать сказанное, но будучи, в конце концов матерью, пожелала посмотреть на сына. Она подумала: Как я умудриласьсовершить такую ужасную ошибку? Почему я отдала своего драгоценного ребёнка муни? Он, в конце концов, мой ребёнок. Надо вернуть его назад.

 Через несколько дней ачарья Синхагири и муни Дханагири снова прибыли в город. Узнав об этом, Сунанда пошла в упашраю. Подойдя к монаху Дханагири, она обратилась к нему с такой просьбой: Верни мне сына. Я больше не могу жить без него. Муни Дханагири ответил: Тебе было сказано, что отдав его однажды, ты больше не сможешь вернуть его никогда. Вспомни, как ты сказала, что больше не хочешь видеть его. Мы не можем отдать то, что мы взяли.

 Сунанда сказала: Я не знаю, почему я сделала это. Я не могу жить без него. Найди какой-нибудь способ вернуть его.

 Ачарья Синхагири и муни Дханагири пытались убедить её забыть сына, но она всё равно страстно желала вернуть его. 

 В конце концов она пошла к царю и обратилась к нему с такой просьбой: Помогите мне вернуть сына. Мой муж принял монашество и я осталась одна. Он мой единственный ребёнок. Попросите их вернуть его.

 Царь выслушав эту историю из уст Сунанды, ответил так: Дай мне время самому выяснить, как всё было в действительности. Я сообщу тебе о моём решении. Проведя расследование всей предыстории, царь обнаружил, что Сунанда отказалась от ребёнка вполне добровольно, поскольку тот надоел ей своим беспрестанным плачем.

 Вызвав Сунанду, он сказал ей: Сунанда, мне стало известно, что в тот день, когда муни Дханагири пришёл в твой дом за подаянием, ты отдала ребёнка по собственной воле, поскольку он замучил тебя своим плачем. Отдав что-то однажды, ты больше не можешь вернуть это назад.

 Сунанда ответила: Ваше Величество, я полаю, что в данном случае ситуация несколько иная, ведь он моя плоть и кровь и моя единственная надежда. Сделайте что-нибудь, чтобы вернуть его.

 Царя нисколько не затронули её материнские чувства и искренность в голосе, однако такая ситуация его несколько озадачивала. В конечном счёте он предложил Сунанде такую идею: Давай пригласим во дворец муни Дханагири и тебя, и пусть Ваджракумара сам решит, с кем ему лучше остаться. Ты согласна?

 Сунанда ответила: Да, Ваше Величество, я согласна.

 На другой день царский двор был переполнен народом, желавшим посмотреть, что будет делать необыкновенный ребёнок. Сунанда, желая привлечь Ваджракумару, принесла игрушки, сладости и одежды. Царь явился со своими министрами. Дханагири пришёл с прочими монахами. Все присутствовавшие, в том числе и царь, оказали монахам подобающие почести. Затем пришёл и Ваджракумара.

 Царь обратился к мальчику: Итак, Ваджракумара, несмотря на свой возраст, ты очень умён, и, указывая на его мать, продолжил: Вот стоит твоя мать. Она нежно любит тебя. Она принесла массу игрушек, сладостей и новых одежд. Она хочет, чтобы ты вернулся. Далее царь, указав в сторону монаха Дханагири, продолжил: А на той стороне стоит монах, отрёкшийся от мирской жизни. Он полон воздержания и живёт в отречении от всего земного. Он чрезвычайно добродетелен и почитаем. Он также желает оставить тебя с собой, чтобы обучить тебя духовной жизни. Сейчас тебе предстоит решить, кого из них ты предпочтешь. Итак: с кем ты желаешь жить: с матерью или монахом?

 В толпе воцарилась тишина. Все напряжённо ожидали ответа аджракумары.  Мальчик сегодня был весьма серьёзен. Поднявшись, он посмотрел на каждого из родителей. Сунанда закричала: Иди сюда. Посмотри: я принесла тебе игрушки, сладости и новые одежды. Иди ко мне!

  А с другой стороны был муни Дханагири, у которого не было ничего, кроме огхо (мягкой метлы для безопасного удаления насекомых). Её-то он и показал Ваджракумаре.

 Ваджракумара взял огхо и начал танцевать с ней. На его лице снова засияла улыбка. Затем он с радостным видом уселся рядом с муни Дханагири.

 Все присутствовавшие, включая царя и Сунанду, были поражены тем, что такой маленький ребёнок смог сделать выбор в пользу монашества. Сунанда приняла решение сына. Пожелав ему успехов на этом пути, она с радостью и восхищением отпраздновала его дикшу. Впоследствии Ваджракумара стал знаменитым ачарьей.